enru

#Комментарий Екатерины Мартьяновой о криминогенной ситуации на Украине

В Киеве зафиксирован второй случай стрельбы за день, во Львове полицейские погорели на системном взяточничестве, а в Харькове в результате срабатывания взрывного устройства на улице пострадали ребенок и его бабушка – это краткий обзор происшествий на Украине за один день, 29 января 2018 года. На фоне этих новостей глава Нацполиции Князев заявляет о падении уровня преступности и небывалых успехах в борьбе с нею.

Не отстает от Князева генпрокурор Луценко, который утверждает, что с тех пор как он на посту, «на Украине довольно резко сократилось количество преступлений, а также возросла их раскрываемость». Более того, по его данным, с начала «АТО» на Украине сокращается количество убийств на 10–15% ежегодно. Причина парадоксальна – из-за большого количества оружия на руках преступники боятся наткнуться на сопротивление.

Рядом с заявлением Луценко в новостной ленте находится новость о том, что в Черновцах будут судить членов преступной группировки – бывших участников «АТО». А если прокрутить ленту чуть ниже, то выяснится, что оружие у них вовсе не для самозащиты, а для охраны партии наркотиков.

Впрочем, единства в оценке влияния «АТО» на криминогенную обстановку нет и внутри украинского политикума. Так, комитет ВР по вопросам здравоохранения проводит конференции на тему оказания психиатрической помощи ветеранам «АТО», которые, по мнению медиков, склонны к суициду, насилию и криминалу.

Чтобы не быть голословными, приведем статистику за 2015–2017 годы. Итак, в 2015 году было зафиксировано 565,18 тысячи уголовных преступлений. В 2016-м эта цифра составила 592,61 тысячи, а за 11 месяцев 2017 года – 490,28 тысячи. Однако если сравнить данные по количеству дел относительно незаконного оборота оружия, взяточничества или присвоения имущества с использованием служебного положения, то по этим показателям наблюдается рост.

Некоторые эксперты объясняют сложившуюся статистику подменой. Так, по мнению экс-замгенпрокурора Алексея Баганца, «полиция и прокуратура, чтобы показать хоть какие-то позитивные движения, могут не регистрировать сообщения в единый реестр досудебных расследований или же регистрировать под другими видами правонарушений, чтобы снизить количество тяжких». Например, убийства могут квалифицироваться как самоубийства.

Бывший чиновник отмечает, что если бы цифры, озвученные Аваковым, были реальны, то, прежде всего, были бы раскрыты нашумевшие убийства. В результате даже такое громкое дело, как недавнее убийство Ноздровской, скорее всего, останется нераскрытым или же отвечать за это преступление будет невиновный по сфабрикованному обвинению.

Кроме того, по-прежнему не раскрыты убийства на «майдане», не найдены виновные в трагедии в Одессе 2 мая 2014 года. Эти дела находятся под пристальным вниманием международной общественности, но лишь под вниманием, без каких-либо последствий. ООН периодически напоминает о неудовлетворительности действий по расследованиям громких дел в своих докладах о ситуации с правами человека на Украине.

Сколько бы полицейские и чиновники ни говорили, что на Украине все спокойно, что (если правоохранители Украины подают правдивую статистику) почти полторы тысячи преступлений в день – это хорошо, согласиться с этим не получается.

Екатерина Мартьянова, депутат Народного Совета ДНР
Официальный сайт Народного Совета ДНР

Print Friendly, PDF & Email
Ошибка в тексте