Мирослав Руденко об исторических параллелях между ДКР и ДНР: В создании Республик решающую роль сыграли представительные органы народной власти

В дни празднования столетия Донецко-Криворожской Республики историк, активный участник Русской весны в Донбассе 2014 года, председатель Комитета Народного Совета ДНР по образованию, науке и культуре Мирослав Руденко проанализировал опыт создания народных органов самоуправления ДКР и ДНР.

После Февральской революции 1917 года по всей территории бывшей Российской империи начинают создаваться особые выборные коллегиальные представительные органы народной власти – Советы рабочих и солдатских депутатов. Первоначально Советы формировались трудовыми коллективами с возможностью отзыва депутатов в любое время и являлись классовыми органами, призванными выражать интересы пролетариата. В то же время, по мнению известного российского ученого С. Г. Кара-Мурзы, идейной основой Советов была «народная философия, тип военной, ремесленной и крестьянской демократии доиндустриального общества». Не остался в стороне от процесса формирования этих новых революционных представительных органов власти и такой развитый промышленный регион, как Донецкий бассейн.

Уже 15-17 марта в уездном центре Екатеринославской губернии городе Бахмуте (будущий Артемовск) прошла первая конференция Советов Донбасса, делегаты которой поставили на повестку дня вопрос объединения промышленных районов нескольких губерний в одну административную область, а также инициировали формирование единой областной структуры Советов Донецко-Криворожского бассейна с центром в Харькове.

В тот период Советы региона в основном находились под контролем меньшевиков и эсеров, поэтому можно констатировать, что реализация идеи создания новой административно-территориальной единицы, где функцию управления осуществляет местный орган власти, подотчетный непосредственно Петросовету, т. е. общероссийской власти, началась еще без большевиков. О признании же Советами Донецко-Криворожского бассейна Центральной рады или Киевского Совета рабочих депутатов в качестве некоего вышестоящего органа власти в то время даже речи быть не могло.

Первый съезд Советов рабочих депутатов Донецко-Криворожской области, завершивший процесс объединения Екатеринославской и Харьковской губерний, а также Донецкого (частично охватывал территорию области Войска Донского) и Криворожского (часть Херсонской губернии) бассейнов, прошел в Харькове с 25 апреля по 6 мая 1917 года. По его итогам вновь созданная область была разделена на 12 административных районов, каждый из которых включал от 10 до 20 местных Советов.

На съезде на многопартийной основе делегатами был сформирован постоянно действующий орган – Областной комитет Советов. Областной комитет осуществлял управление Донецко-Криворожской областью между съездами Советов, являвшимися высшими органами власти в советской системе. Перед каждым съездом местные Советы должны были избрать из числа своих членов делегатов и направить их в Харьков. В тот период существовали стандартные нормы представительства Советов и определенный порядок избрания делегатов. Советы, объединяющие от 2 до 10 тысяч человек, получали 1 голос, более мелкие должны были объединяться с коллегами для выдвижения 1 общего делегата.

Второй областной съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов состоялся в Харькове 6 октября. За этот период большевики усилили свои позиции в регионе, и их делегаты уже обладали незначительным большинством на съезде. Однако меньшевики и эсеры все же сохранили преимущественное положение в Областном комитете Советов. Это привело к обострению межпартийной борьбы за контроль над этим органом власти, что не лучшим образом отразилось на эффективности его работы.

Осенью 1917 года обострились притязания киевской Центральной рады на Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую губернии Российской республики, что нашло отражение в тексте ее III Универсала. Эта инициатива Рады сразу же получила отповедь различных представительных органов власти Донецко-Криворожской области. Так, 17 ноября на пленуме Областного комитета Донкривбасса область была признана частью России, а также прозвучал призыв к ее административному выделению. Харьковский Совет 24 ноября выразил протест против притязаний УНР на Донкривбасс, признав высшей властью в стране общероссийскую власть. Юзовский Совет 5 декабря своим решением отказался признавать вхождение в состав Украины и высказался за административное объединение Донбасса.

С 9 по 12 декабря в Харькове проходил III съезд Советов Донецко-Криворожской области, который был экстренно собран для того, чтобы обсудить отношение к политике Центральной рады. Пикантности съезду придало присоединение к его работе выдавленных из Киева сторонниками Центральной рады большевистских делегатов I Всеукраинского съезда Советов, в итоге провозгласивших в Харькове создание Украинской Народной Республики Советов в составе Советской России.

Однако, несмотря на эти перипетии, областной съезд Советов Донкривбасса не прекращал своей работы, а его делегаты, признав созданную киевскими товарищами УНРС, вместе с тем не согласились с вхождением своей области в состав нового государственного образования и не стали участвовать в формировании его органов власти. Одним из результатов работы III съезда Советов Донецко-Криворожской области стала замена эсера на представителя большевиков на посту руководителя Областного комитета Советов Донкривбасса.

В Киеве 22 января 1918 года IV Универсалом Центральной рады УНР была объявлена независимым государством, включавшим в свой состав территории Екатеринославской и Харьковской губерний. Уже 27 января между представителями кайзеровской Германии и УНР в Бресте был подписан мирный договор, предоставивший Германии формальное право «на законных основаниях» оккупировать юго-западные губернии бывшей Российской империи, на которые претендовала УНР.

Как видим, впервые выйдя на мировую политическую арену с идеей создания собственного государственного образования, деятели «украинского проекта» оказались не только в роли сепаратистов, но и коллаборационистов по отношению к своей родине – исторической Руси-России. С сожалением стоит признать, что их политические наследники из ОУН, а также деятели нынешнего киевского режима продолжили эту сомнительную традицию.

Над территорией Донецко-Криворожской области нависла угроза оккупации со стороны войск кайзеровской Германии, любезно приглашенных представителями классово и идейно чуждого украинского националистического проекта. В этих условиях с 27 января по 30 января в Харькове прошел IV съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов.

В этом съезде приняло участие 74 делегата с решающим голосом, которые по партийной принадлежности разделились следующим образом: 48 большевиков, 19 эсеров, 5 меньшевиков, 2 беспартийных. И хотя делегаты от РСДРП(б) уже обладали значительным преимуществом, на съезде разгорались острые дискуссии практически по всем вопросам повестки дня. В первые три дня съезда обсуждались вопросы текущего момента и экономическая политика в регионе.

Основным докладчиком по вопросу о создании Донецко-Криворожской республики стал большевик С. Васильченко. Его доклад представлял собой изложение принципиальной позиции товарища Артема и его соратников на будущее устройство Российской социалистической республики, федерации которой по их мысли «будут строиться не по национальному признаку, а по особенностям экономическо-хозяйственного быта». К такой «самодовлеющей в хозяйственном отношении единице» местные большевики относили Донецкий и Криворожский районы, которые на этом основании «должны обладать самостоятельными органами экономического и политического самоуправления».

Доклад С. Васильченко завершался оглашением проекта резолюции «По вопросу о выделении Донецкого бассейна», которая содержала следующие положения:

1) областной съезд Советов избирал Областной комитет из 11 человек и поручал ему образовать Совет народных комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов;

2) Совет комиссаров в промежутках между съездами в своей работе должен быть ответственен перед Областным комитетом;

3) с целью гарантировать ответственность Совета комиссаров съезд Советов мог созываться либо по требованию Совета комиссаров, либо по постановлению Областного комитета, либо по требованию всех входящих в состав республики районов.

Данное предложение вызвало острые меж- и внутрифракционные дискуссии, в том числе среди большевиков. Однако затем состоялось голосование, по итогам которого провозглашение Донецко-Криворожской Республики поддержали 50 делегатов съезда, т. е. абсолютное большинство. Так, 30 января (12 февраля по новому стилю) на IV съезде Советов Донецкого и Криворожского бассейнов была создана Донецко-Криворожская Республика.

Поразительно, но спустя 96 лет на Донбассе практически повторилась история создания ДКР, конечно, уже в обновленном, учитывающем специфику времени, варианте. И коллегиальные представительные органы революционной народной власти снова сыграли в этом процессе решающую роль.

В ответ на переворот в столице Украины, приведший к власти нелегитимный олигархический режим, опиравшийся на праворадикальные группировки и поднявший на щит идеологию украинского национализма, на Донбассе в марте 2014 года начались массовые протесты местного населения, не признавшего итогов киевского путча, которые переросли в широкое освободительное движение народа Донбасса.

Проявившаяся в скором времени соглашательская позиция региональных элит и подконтрольных им представительных органов местного самоуправления – областного, городских и районных советов региона – только усилила возмущение жителей Донбасса и привела к утрате доверия к данным органам со стороны населения.

В процессе самоорганизации народа Донбасса в начальный период Русской весны 2014 года в ходе протестной деятельности различных общественно-политических организаций и движений начали возникать зародыши новой народной власти. Поначалу они представляли собой коллегиальные органы координации протеста, переросшие в органы управления восстанием, и в последующем – в первые представительные и временные исполнительные органы власти Республики.

Шестого апреля 2014 года, когда здание Донецкой облгосадминистрации (ОГА) окончательно перешло под контроль восставшего народа, Координационный совет, объединивший представителей общественных организаций и партий, через средства массовой информации обратился к руководству Донецкого областного совета с требованием о созыве внеочередной сессии на 12 часов дня 7 апреля 2014 года для рассмотрения документов о статусе области. Но областной совет уклонился от выполнения своих обязанностей, чем окончательно дискредитировал себя, и поэтому больше не мог представлять интересы жителей региона.

Тогда в его сессионном зале зарегистрировались представители территориальных громад (общин), политических партий и общественных организаций области, которые должны были реализовать волю народа. Так начал свою работу Съезд представителей территориальных громад, политических партий и общественных организаций Донецкой области (в документах также встречается название «Съезд представителей административно-территориальных образований Донецкой области»). Участники съезда были представлены по двум спискам: представители территориальных общин городов и районов области; представители общественных организаций, партий и движений. Каждая община либо общественно-политическая организация могла делегировать до двух представителей. Всего на Съезде был зарегистрирован 81 делегат. 38 человек представляли различные общественные организации, партии и движения; 43 человека – территориальные общины. Из делегатов Съезда был сформирован Совет представителей территориальных громад, политических партий и общественных организаций Донецкой области. Именно этот коллегиальный орган единогласным голосованием утвердил на своем историческом заседании 7 апреля 2014 года Декларацию о суверенитете и текст Акта о провозглашении государственной самостоятельности Донецкой Народной Республики, а также решение о проведении референдума относительно самоопределения региона не позднее 11 мая 2014 года.

В последующие дни новообразованный Совет продолжил регулярные заседания в здании Донецкой ОГА. Фактически он стал первым высшим представительным органом народной власти на территории ДНР, своеобразным протопарламентом, который действовал до первого пленарного заседания Верховного Совета ДНР (14 мая 2014 года).

Проявленный в ходе народного восстания высокий уровень самоорганизации жителей региона позволил в кратчайшие сроки сформировать новые представительные органы власти, провозгласить Республику и незамедлительно приступить к дальнейшему государственному строительству.

Как и в 1917 году при рождении Советов различных уровней, в 2014-м тот же комплекс причин: нелегитимная смена власти в стране, кризис старых государственных институтов, условия переходного периода – вызывал потребность в появлении новых представительных органов власти в регионе. Однако в 2014 году у восставшего Донбасса ввиду явной угрозы репрессий и силового подавления со стороны киевского режима не было времени на проведение нескольких съездов представителей территорий и длительное структурирование зарождавшихся органов народной власти, поэтому государствообразующие процессы разворачивались более стремительно.

Но в чем же видится главная причина образования как ДКР, так и ДНР, позволяющая провести прямую историческую параллель между этими разделенными столетием Республиками? Несомненно, в первую очередь, это необходимость создания государственного образования для защиты полиэтнического по составу, но обладающего общерусской цивилизационной идентичностью населения, от претендующего на территорию региона агрессивного украинского националистического проекта, утвердившегося в Киеве при помощи Запада в форме марионеточного режима. Отнюдь не случайно роднит обе Республики и то, что они возникли на территории бывшего историко-культурного региона Российской империи, известного как Новороссия. И в обоих случаях решающую роль в образовании Республик сыграли местные представительные органы народной власти.

Мирослав Руденко, депутат Народного Совета ДНР,
председатель Комитета Народного Совета по образованию, науке и культуре
Официальный сайт Народного Совета ДНР

Новости по теме